• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:45 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Последние дни приятное ощущение, что меня починили, в учебном плане, в семье все ещё трешак)). Не знаю, надолго ли, не до первого ли большого косяка, но пока что это делает меня очень счастливой и я хочу зафиксировать)
По жизни я не умею в better done than perfect и better making mistakes than faking perfection. Вот вообще не умею. Головой — да, понимаю, но мало ли что я там понимаю)

В пятницу мы ходили с ДД делать флг и справки для физкультуры, а заодно в Античный кабинет (библиотека античных текстов и текстов об античности в 610 гимназии). Флг сделали, справки нам не дали, потому что мы поздно приехали. Ничего не поделаешь, двигаемся в сторону Гимназии. Тем временем открыли Тучков мост, мы идем через него, нас канонично сдувает, со всех четырех сторон, как говорится. Идем и говорим о курсовой и работе с научным руководителем. Рукводительница ДД настаивает на встречах каждую неделю, так что Д теперь гораздо опытнее нас в этом вопросе. А у меня полуистерическое состояние, потому что уже на две недели просрочила дедлайн со списком литературы да ещё и два раз проспала пару научницы (фейспалм, много фейспалма, но второй раз был вообще не по моей вине). И вот ДД говорит очень мудрую вещь — ты не успеешь сделать все прекрасно, даже хорошо, даже нормально, успеешь ты сделать только лажу, но чтобы рано или поздно эта лажа стала хоть сколько-нибудь похожа на правду, лучше чтобы на каждом маленьком этапе этой лажи тебе говорили, как сделать лучше. Это было мудро! И вылилось в то, что сегодня (это был в понедельник, просто кто-то очень долго редактирует) утром я отправила имейл ЕВ, на который она ответила только "Спасибо, Лиза!" и мне теперь немного страшно)
Приходим в античку, тупим, смотрим по сторонам, залипаем на Gradus ad Parnasum (тезаурус для желающих стать латинскими поэтам). И наконец садимся делать перевод с русского на греческий на завтра. Я в очередной раз удивляюсь, что так вообще можно, потому что всю жизнь делаю всё сама. Как же это круто! О боже, мы обсуждаем как сделать модус ирреалис в рамках оптативус обликвус (условный период в косвенной речи), делаем в итоге неправильно, но кого это волнует. По ходу дела выясняем, что единственный существующий словарь с древнегреческого на какой-нибудь новый язык — это французско-древнегреческий :gigi: В основном ТБ дала все слова в табличке под текстом, но немного нас переоценила, потому что мы тупим и забываем, как будет "поступать несправедливо" (после того, как мы дочитали Апологию, это особенно фейспалмно), "чем-тем" и пр., поэтому пару раз мы делаем сальто: забиваем нужное слово в русско-французский словарь, потом лезем в французско-древнегреческий, а потом проверяем у Вейсмана оттенки значения и управление (хотя управление в основном все-таки догадываемся сами, потому что перевод все-таки на функции падежей)
Вот просто, чтобы запомнить: если указание на время отвечает на вопрос "когда" и при нем нет определения — будет генетив (ни днем ни ночью — οὕτε ἡμέρας οὕτε νυκτός )
если при нем есть определение — датив (в этот день — ταύτῃ τῇ ἡμέρᾳ )
если отвечает на вопрос "как долго длится" — аккузатив (уже три дня (мы терпим поражение) — ἤδη τὰς τρεῖς ἡμέρας )
Было бы, наверное, ещё что-нибудь, но косвенные падежи закончились)
Возвращаемся в реальность) Два часа мы говорим о конъюнктиве, функциях падежей и модусах, шутим шуточки (господи, это же figura etymologicа) про наше незнание французского. И в итоге имеем более-менее приличный, кажется, текст (на следующий день окажется, что правда приличный, за исключением некоторых моментов). Мимо нас все это время ходит ВВ — спрашивает, что мы делаем, принимает у гимназистов какие-то читанные тексты, проверяет их контрольные на греческий перфект, произносит слово "модус" хором с нами, говоря с гимназистом, но вот он закончил (мы тем временем прочитали совместными усилиями Овидия и попытались интерпретировать испорченной место в Феогниде и на этом сдохли), смотрит на нас со смесью доброжелательности и понимания и предлагает какую-нибудь помощь. Собственно помощь нам просить все-таки неловко, поэтому мы спрашиваем, что нам делать дальше — править наши элегические дистихи (для него) или читать Феогнида (для ЕВ). Он секунду молчит и предлагает гениальное: "Не знаю, но смотрите, если вы друг другу надоели — то делайте элегии, она у вас у каждой своя, а если хотите общаться — то Феогнида", мы с ДД встречаемся взглядом и хором произносим "Феогнид!". В эту секунду у меня ощущение, что ВВ нас шипперит) Но это был уже четвертый час сидения в кабинете, поэтому мы довольно быстро сдыхаем окончательно и в восемь едем домой. У меня одновременно ощущение, что я в какой-то советской книжке про октябрят, где они все делают вместе (на самом деле я в детстве, лет в 10, так представляла учёбу мечты — как у этих октябрят, вместе — так что вот компенсирую упущенное) и ужжжасной гармонии. Да, за эти четыре часа я много налажала, но какая разница. Не то чтобы это был какой-то секундный инсайт, после которого все встало на свои места, нет. Я к этому достаточно давно стремилась, мы много говорили об этом и всём причастном с разными людьми — просто в этот вечер как будто пазл сошёлся и оно стало правдой.

На следующий день у нас Позднев и очень часто он как-то снобистски настроен: стебется, что к магистратуре нас останется один человек и они его завалят на защите магистерской, очень косо смотрит, когда мы чего-то не знаем, хотя всегда объясняет, конечно, иногда предлагает страшные вещи типа "А давайте почитаем Эразма с листа", "А вот эту книжку почитайте, там простой итальянский", "Эта книжка есть на английском, если не хотите на немецком... а можете перевести, если хотите" — но сегодня он котик. К концу семестра я полюбила садиться ближе к нему (это страшно маленькая аудитория на Олимпе, поэтому ближе — это буквально в полуметре), потому что тогда есть шанс чаще ловить с ним зрительный контакт и показывать, где мне правда интересно/непонятно: не чтобы он запомнил мое лицо, а потому что только так можно хоть как-то въехать в то, что он говорит. К концу его заносит, он рассказывает про своё общение с современными немецкими учеными, о некоторых говорит с той же смесью восхищения и ужаса, с которой мы говорим о нем (и употребляет то же самое словосочетание "страшный человек"), разговор о Латаче (Latacz, не очень уверена, что правильно транслитерирую) уносит его в Гомера и он объясняет, в чем для современный науки заключается Гомеровский вопрос и сколько для него ещё не сделано. Уже надевает пальто и ищет по карманам сигареты, но все ещё продолжает говорить, заканчивая так: "Я этого сделать уже не успею, мне бы с "Поэтикой" разобраться... но может быть это сделаете вы!" И в смотрит мне прямо в глаза — понятно, что мог посмотреть и на А и на ДА (ДД не было), я просто стою напротив, но меня окатывает волной его энергии, на которой я потом ещё два дня буду читать авторов без остановки.
Мы идем на ТБ — проверяем перевод и повторяем местоимения. Местоимения — вот вообще не моя сильная сторона, но я понимаю, что совершенно не чувствую потребности открыть нужное в конспекте (а ведь там даже закладка приклеена), хочу именно вытащить это и своей головы, пусть и ошибившись пару раз, и даже не избегаю взгляда ТБ. Мне не страшно. Совсем. Я ошибаюсь и мне нормально. Мне в общем-то даже не стыдно. Возможно, я действительно привыкла к ТБ так, что дальше некуда, возможно, просто все лажали и было норм, но мне хочется думать, что я все-таки починилась, даже если ненадолго. И это победа

@темы: magic moments, Ох, уж эти мне эллины! Этот язык!, поток сознания

23:03 

tempora noctis eunt: excute poste seram
У меня новая волна загона "однажды утром просыпаешься — и ты тупой") Тупой не в том смысле, что резко отупел, а в том, что больше не тянешь. Твои интеллектуальные способности таковы, что они на это уже не способны. Меня очень мучило это прошлой весной, потому что казалось, что я всегда буду мучительно медленной. Этой осенью, казалось, отпустило, потому что даже проспав ночью два часа (или меньше), я переводила Овидия бодрее, чем мои выспавшиеся одногруппницы, закончившие 610) Когда так — кажется, что можешь не все, конечно, но очень многое.
Но последние пару недель у меня неприятное ощущение тупика: я вижу весь этот синтаксис, почти всегда правильно понимаю функции падежей, определяю время-залог-наклонение глаголов (хотя, ок, не всегда, в греческом это бывает сложно все-таки)), но очень часто я не понимаю за всем этим смысла. Из-за этого я очень не люблю переводить с листа - потому что я чувствую себя бревном, даже если знаю почти все слова в нужном предложении. И я не знаю, что с этим делать. Ок, на самом деле — больше читать (господь, куда больше) и больше "доверять себе".
На том же Овидии у меня все время оказывается, что даже если понимаю т.н. "смысл", "что сделал А по отношению к Б", я все равно чаще всего не понимаю прагматику (на случай, если я неправильно употребляю это слово — я имею ввиду намерение говорящего). Пример:
Sed nimium demissa iacent tibi pallia terra.
Collige — vel digitis en ego tollo meis!
(Amores, III, 2, 25-26)
Что-то типа: ...но слишком опушенное лежит на земле твое платье. Подбери — или я подниму своими пальцами.
Вот так у меня получается, что это угроза)) Хотя на самом деле это скорее флирт: "Подбери — или ну вот хоть я подниму своими пальцами"
Т.е. я вижу/знаю словарное значение vel "или" и не могу за рамки этого словарного значения выйти, даже зная, что vel — это старый императив от volo "хотеть", типа нашего "хоть", и этим вообще-то можно пользоваться))
Иногда бывают проблески: последняя элегия Овидия, которую мы переводили, формально была на очень печальные сюжет - измену. Но все-таки она какая-то удивительно комичная, и даже я это почувствовала без комментария ВВ.
Но в целом все ужасно)) И я не понимаю, как мне этому учиться. Это ведь не функции падежей или модусы какие-нибудь, где почитал Боровского/Штеле и Соболевского и уже более-менее что-то можешь. На это нет отдельных параграфов и упражнений в хрестоматиях. Только читать и все. Количество в качество, так сказать. И вот тут наступает мой загон — а что если мне это качество недоступно, если вот я так никогда и научусь понимать и переводить не только тем словом, которое дано в словаре? Если вот это мистическое языковое нечто во мне просто не заложено? Меня это волнует от банального, как сдавать экзамены, где у меня не будет столько времени, до глобального, что филолог из меня получается так себе)
Из хорошего — это точно видят ВВ и ТБ (насчет ЕВ и ДВ не уверена) и это не вызывает у них ужаса. У ВВ не вызывает вопросов даже мой латинский словарный запас, что меня, если честно, удивляет. И, наверное, если кому-то будет казаться, что все плохо, — мне об этом все-таки скажут, такое тут обычно не держат в секрете. Так что можно не паниковать, наверное
Из плохого — не это ли имел ввиду Игорь Сухих на апелляции в 11 классе, когда говорил, что я в лучшем случае лингвист, но уж точно не филолог? лиза, заткнись, он видел тебя первый раз в жизни и ты анализировала самый убогий текст из возможных, а АВ тогда сказала, что с этим анализом все ок
В общем, я не в отчаяние, но озадачена, вот так

@темы: поток сознания, нытьё моё, латынь из моды вышла ныне

04:21 

Повелитель

tempora noctis eunt: excute poste seram
По средам на четвертой паре — когда жить как-то особенно не хочется после архаической элегии на первой паре и Цицерона на третьей — мы читаем Овидия с ВВ. И после этих пар хочется а) жить; б) заниматься классической филологией. Сейчас мне не хочется ни того, ни другого, поэтому я решила дописать этот многострадальный текст)) я пыталась в композицию и связный текст, но не смогла, извините, все как обычно
Он и Позднев — два преподавателя, о которых я первый раз услышала задолго до того, как вообще могла подумать о том, что окажусь на классике, от моих друзей-знакомых-одноклассников, которые учились в 610. И самое яркое, что мне тогда запомнилось, что ВВ страшен и ужасен настолько, что может подойти к ничего не подозревающему гимназисту ("гимназистику", как сказала бы ТБ) и спросить у него два/три/десять синонимов к какому-нибудь греческому/латинскому слову, а ещё попросить сходу перевести что-нибудь с греческого на латынь или наоборот. Звучало жутко и как-то не очень адекватно. ДА и ДД такие слухи подтвердили, но смеясь при этом так, что было понятно: не так уж это и ужасно, наверное.

Конец октября. На кафедре почему-то очень много солнца. В какой-то момент оно начинает светить мне прямо в глаза, к моему огромному удивлению ВВ замечает и закрывает штору. Мы читаем Amores ("Любовные элегии" в классическом переводе, буквально просто "Любови"), XII элегию второй книги, мы вдвоем с ДД, читаем, как обычно, по два дистиха. Моя очередь, все, кажется, прекрасно, я не лажаю с чтением гекзаметров/пентаметров, перевожу тоже довольно чисто. Он на секунду замирает, кажется, что произнесет свое стандартное "Превосходно/Хорошо, вопросы? Нет? Даша, пожалуйста/прошу вас", но он поднимает голову, откидывается на спинку стула и смотрит на нас с хитрым прищуром: "А давайте к любым словам в этих четырех строках, хоть к служебным, по очереди будете называть синонимы". На секунду меня охватывает ужас, потому что кажется, что мой активный словарный запас составляет слов десять, но я смотрю на очень расслабленного ВВ, которому действительно интересно, что мы можем из себя выжать, и до меня моментально доходит, что вот этот сформировавшийся про него школьный миф, про самый сложный воросы, на которые требуются самые точные ответы, упускает самое главное — его интенцию. Он делает это совершенно не из какого-то варварского учительского желания сделать так, чтобы всем было некомфортно и все понимали, насколько ничего не знают, а из желания... помочь? Помочь поставить все на место в голове. Найти связи. и, кажется, раза три он довольно прямо говорил на культуре, что для этого и только для этого он задает каверзные вопросы, поэтому бояться не нужно... И он действительно всегда очень рад, когда чье-нибудь лицо озаряется пониманием. При том, что он в принципе редко смотрит в глаза, в этот момент он обычно пару секунд держит зрительный контакт. Возвращаясь — меня отпускает и не то чтобы очень расслабленно, но все-таки не менее бодро, чем Д, я играю в эту игру. И мне офигенно.
btw, только минут через сорок, выйдя из универа, поняла, что достаточно систематично ДД оставляла мне слова, к которым синонимы были, скажем, чуть более очевидны (типа tellus - terra, letum - mors), а на себя брала что посложнее. Возможно, она не столько хотела помочь мне, сколько выпендриться, но это энивей приятно)
и btw-2, задание-то действительно крутое: вспоминаешь и "оживляешь" кучу лексики, и к тому же ещё немного поднимается самооценка от осознания того, что знаешь ты не 10 слов, а ну, скажем, 50 :gigi: А ещё, пожалуй, можешь образовывать прилагательные от существительных, потому что морфологии тебя тоже kind of учили.


В начале мне на его лекциях было вообще не очень, потому что буквально на второй неделе учебы он почему-то попросил ДА передать нам, что пять человек — это очень много и они хотят оставить половину после сессии. Это было странно и я до сих пор не понимаю зачем. Мне очень сильно подпортило нервы в первом семестре)) Все хочу спросить ДА, зачем это было, но как-то неловко. Из-за этого я довольно долго сидела на его парах с очень неприятным ощущением, что меня подставили. Потому что все были такие милые, ТБ со своим "Добро пожаловать домой", ЕВ с проникновенным монологом про ощущение преемственности поколений, которое, как она надеется, мы все рано или поздно испытаем и т.д., а тут такое. Он очень увлекающийся человек - это чувствуется и этим очень сложно не заразится, поэтому мне нужно было делать определенное усилие, чтобы не расслабляться и быть, так сказать, настороже. Было очень стремно. Пока к нам не пришла ДД и я не увидела, как она к нему относится (и как он относится к ней), с каким невероятным уважением (даже в речи — она называет его Повелитель или ВВ, никогда по фамилии) и при этом легко и свободно, что он для неё, как говорится, Учитель (это немного пошло, но ничего лучше я так и не придумала). Примерно так я, кажется, отношусь к АВ. Очевидно, что он ей очень помог, когда она набрала мало баллов егэ и поступила в не самый лучший вуз — и помог не только собственно перевестись, но и морально — из каких-то её слов мне стало понятно, что они много говорили об этом и о её будущем вообще, а это не обсуждают обычно с учителем, к которому просто ходят в театральную студию (а собственно учил он её как-то недолго) Моя любимая Дашина история из разряда "мы говорили с Повелителем..." — как она сказал ему в одиннадцатом классе, что хочет стать военным летчиком (она правда хочет)), а он ответил только "Даша, пожалуйста, не делайте этого" — и это совершенно потрясающая выдержка И вот где-то в моей системе ценностей все-таки есть пункт, что если человек может просто так любить девочек, которых он учил в школе и которые играют (до сих пор, кстати) в его спектаклях, наверное, все-таки ему можно доверять. Для меня способность быть таким Учителем — это уже неплохой критерий приличности и, извините, калокагатии (καλὸς καὶ ἀγαθός )

С ним правда совсем нестрашно, даже мне (из нас я все-таки главная трусиха). Нестрашно ошибаться и говорить, что ты чего-то не знаешь, в принципе открывать рот. В прошлом году на лекциях по культуре Древней Греции и Рима казалось, что он совершенно не умеет следить, успевает ли аудитория (5 бакалавров и 2 магистранта с программы "История идей в античном мире", не 200 человек) за его ходом мысли. Возможно, на культуре он правда за этим не особо следит, потому что все-таки большинство в начале ещё не очень отличает Цезаря от Цицерона, Аттику от Беотии, ямб от хорея)). Но на чтении он ещё как умеет все это замечать, один взгляд — и он уже понял, что ты не знаешь, что такое гомеотелевт или пролепсис. И уже несется объяснять и приводить примеры. У него есть забавная манера на каждый новый термин типа того же пролепсиса, назначать человека (обычно того, кто это слово уже знал, или рандомно), который должен, если мы таковой прием встретим, его непременно заметить, даже если все пропустят. Я вот отвечаю за анжамбеманы, ДД — за пролепсисы, ДА — за полиптоты, а А, кажется, за зевгмы)
Читать с ним — просто ужасно круто, потому что если на всех остальных чтениях это все-таки формат, в котором мы читаем, а преподаватели комментируют, если есть какие-то не очень ясные места, с ним это в гораздо большей степени, чем с другими, является диалогом — "Какой, как вы думаете, здесь конъюнктив? Дубитативус? Да, согласен, хотя мог бы быть и оптативус", "Вы думаете, что здесь так? А так вообще получается? А, да, точно", "Какой это падеж? Посмотрите на метрику" например, от долготы зависит, является ли слово amica номинативом или аблативом, "Погодите, Овидий, вас, кажется здесь обхитрил, посмотрите на -que в следующей строчке", "Вот то, что вы думаете, это правильно, я вас уверяю, просто скажите это" (спросив, от какого существительного образовано прилагательное praeceps, praecipitis стремительный — от caput, capitis n голова), "Вот здесь посмотрите внимательнее — мне важно, чтобы вы научились это видеть". Это не значит, что он не комментирует — ещё как комментирует и даже специально выбирает тексты так, чтобы там требовался обширный реальный и/или литературоведческий комментарий — но он действительно хочет нас услышать. Возможно, дело ещё в том, что мы почему-то читаем не "Метаморфозы", как все нормальные вторые курсы, а Amores и, может, успеем ещё что-нибудь из "Фастов" — и это все не такие зачитанный, что ли, тексты, не как та же Апология Сократа, которую читают абсолютно все, поэтому если там и есть какие-то не очень ясные места и уже миллион раз прокомментировали какие-нибудь авторитетные издатели и там как бы есть правильные ответы. Amores читают более-менее редко и "правильных" ответов в сложных местах нет.
За всеми этими классностями про этимологию и связи языков, сложными вопросами и шуточками вот этой формой диалога он по-настоящему учит нас, во-первых, доверять себе (а когда большую часть времени есть ощущение, что ты беспросветно туп в том или этом, — это не очень простая штука) и, во-вторых сомневаться, не только в себе, но и в тексте (а поэтому всегда смотреть в аппарат).

В собственно классической филологии, а не во всех этих психолого-педагогических моментах, на которых я почему-то так упорно заостряю внимание, он тоже очень крутой! Пару раз за пару у меня обычно что-то щелкает в голове. В основном это про синтаксис, разные этимологии и связи в языках (до меня бы в жизни не дошло, что ζεῦγμα (зевгма, такая стилистическая фигура), jungere, to join и йога — это все немного про одно и то же) или что -que в латыни и τε в греческом — это вот прям совсем одно и то же, а ещё что в ego должно быть долгое o, потому что есть греческое εγὼ (омега всегда долгая) остановите меня и т.д. Благодаря ему я в принципе начала такие штуки видеть, и вообще ощущение, что мы учим такие уж разные и далекие языки, стало постепенно исчезать. Это классное чувство)
Его доклады на конференциях тоже всегда крутые, а статьи я как-то прочитала все, что лежат на Академии, скопом, когда весь день умирала с температурой, — они пошли замечательно. Ну, и у него хорошие стихи, это тоже надо признать.
Он из тех, кто всем этим живет, конечно. Как-то в прошлом году у нас была пара и мы знали, что у него что-то случилось, кто-то умер. Это даже не нужно было знать — просто по его виду было очевидно, что ему очень-очень плохо. Он не опоздал (а он опаздывает всегда, особенно к первой паре), сильнее обычного был как-то вне реальности и сначала говорил действительно как-то очень отреченно, вот просто потому что он сюда пришёл и должен говорить, но где-то к середине лекции ему, как это часто бывает, что-то пришло в голову — и его понесло не то чтобы совсем в другую сторону, но куда-то немного не по плану. И в этот момент у меня было ощущение, что ВВ ожил — у него заблестели глаза, он снова начал сильно размахивать руками, теребить маркеры и закатывать рукава. Это была магия. И очень сильное впечатление для меня тогда в ноябре, когда я ну очень много сомневалась, что филологию, своё дело вообще, можно любить настолько сильно, что в тяжелой ситуации оно будет не просто держать тебя на плаву, но натурально оживлять, перерождать.

В итоге ВВ, которого я довольно сильно боялась весь прошлый год, оказался на деле про то, чем я generally восхищаюсь в людях — тактичность, умение строить систему в голове: своей и чужой — и любовь к филологии.

@темы: поток сознания, по-культурному (с), латынь из моды вышла ныне, magic moments

02:29 

Про дайри

tempora noctis eunt: excute poste seram
Я не очень разбираюсь в ситуации и ориентируюсь по постам айронмайденовского на фанфиксе. Из того, что я понимаю — всё очень плохо. И это ужасно грустно, потому что здесь хорошо.
Друзья, если дайри всё-таки через какое-то время не будет, я думаю переезжать на Дыбр (пока его нет, косо смотрю в сторону tumblr), потому что не писать этих простыней уже не могу. Плюс отметилась вот тут
Пока вроде в срочном порядке никуда бежать не нужно, но если вдруг случится кораблекрушение, я кину ссылку на что-то новое на этой странице вк и на фанфиксе
Пока живем здесь, но если что — буду рада всех видеть в другом месте ;)

21:18 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Прекрасная Н. нашла стихотворение про нас с Синтаксисом :heart:
Пангур Бан
А это, собственно, Синтаксис :bcat:
тык
тык
тык
остановите меня

@темы: литературы много не бывает, такая вот синтаксическая конструкция

02:51 

Просто потрепаться про универ)

tempora noctis eunt: excute poste seram
Меня немного угнетают греческие глаголы. Знаете, у них шесть основных форм (кажется, я уже по этому поводу ныла...). В общем, то, что в английском do-did-done, в латыни ago-egi-actum-agere, в греческом имеет около шести форм. Окей, стандартно шесть: praesens act, futurum act, aoristus act, perfectum act, perf pass, aor pass
παιδεύω - παιδεύσω - ἐπαίδευσα - πεπαίδευκα - πεπαίδευμαι - ἐπαιδεύθην
(это образцовый греческий глагол, который никогда не выдает каких-либо нерегулярностей, поэтому всегда используется в парадигмах, означает "воспитывать"
ὁράω - ὄψομαι - εἶδον - ἑώρακα (ὄπωπα ) - ἑώραμαι (=ὦμμαι ) - ὤφθην
(а это прекрасный глагол "видеть", формы которого образованы от трех разных корней...)
Основная масса греческих глаголов где-то посередине между этими двумя. Вот лично меня очень напрягает, что у каких-то глаголов могут вылезать другие нерегулярные штуки (med perf какой-нибудь или запомни какой из двух аористов, оба как бы активные, но образованы разными способами, — медиальный, а какой активный) и их все нужно каким-то образом запомнить. Регулярные формы тоже есть и часто, конечно, всё не так плохо)
У Дворецкого всё это обычно выглядит как-то так:
γίγνομαι, дор. ион. и поздн. γίνομαι (γῑ ), эп. тж. γείνομαι (см.) (impf. ἐγιγνόμην, fut. γενήσομαι, aor. 2 ἐγενόμην — дор. ἐγενόμαν, pf. γέγονα — эп. тж. γέγαα, part. γεγαώς — стяж. γεγώς; pass.: pf. γεγένημαι, ppf. ἐγεγενητο )
Вейсман лаконичнее, ну или в меньшей степени считает читателя идиотом.
ТБ из-за этого совершенно не парится и очень мало нас пинает, как будто оно само как-то выучится О_о Ок, что-то выучится, но какой-нибудь med perf от глагола μέλω "заботить, быть предметом заботы" (клевый глагол, кстати, управление — датив и генетив, заботит кого и что соответсвенно), который я встречаю не то чтобы каждую неделю, мне кажется, не запомнится никогда. Так что я теперь езжу в метро с огромными карточками) Вот ЕВ, с которой мы читаем Солона и прочую архаическую греческую элегию в этом семестре, более ответственно к этому подходит. Она, кажется, начинает понимать, что ТБ нас не особо по ним гоняла, но ещё не пришла к этому выводу окончательно, потому что ДА и ДД надрессированы на глаголы в гимназии, я стараюсь подучивать то, что встречается в текстах, к парам, а А. с К. сидят за нашими ботанскими спинами и им меньше достается вопросов про глаголы)) Но да, как-то неловко вышло :gigi:

Btw, на парах Желтовой (=ЕВ) меня трясет страшно и мозг сворачивается в трубочку. Настолько, что я лажаю с морфологией, с которой как-то очень нехорошо лажать. Но вот мои познания в синтаксисе меня удовлетворяют! Удовлетворяет ли хоть что-нибудь ЕВ, непонятно, потому что она всё время улыбается и открыто критикует только то, как я читаю гекзаметр. Это всё очень грустно и, наверное, я так переживаю, потому что пишу у неё работу, но надо с этим что-то сделать.

На самом деле, то, что мы читаем с разными преподавателями — огромное благо (εὐδαιμονία, извините), потому что у всех преподавателей а) своя сфера специализации; б) свое представление о том, что важнее.

Вот есть ТБ, она любит объяснять разные штуки через историческую грамматику, немного забивает на основные формы глагола, очень ругается, когда мы неправильно переводим местоимения, восхитительно объясняет синтаксис падежей и совершенно прекрасно раскручивает человека, если он утонул в синтаксисе, прям ах и шлёт чудесные смски формата "Елизавета Андреевна, будьте кисонькой, передайте всем, что у нас пара во вторник на кафедре"

Есть ДВ, он очень зациклен на латинских нерегулярных глаголах (буквально на прошлой паре грозился устроить нам очередную контрольную), скучновато вдаётся в текстологию, забивает на синтаксис падежей ("Вы как-нибудь сами Боровского почитаете";) и очень любит все вот это про придаточные с ut и cum, настолько, что методичку пишет а ещё отправляет нам трепетные имейлы и как-то очень тонко стебёт

Есть ВВЗ, он мастер на все руки: на его парах и текстология, и синтаксис, и истграм, и история литературы, и поэтика жанров, и история лексических значений. Он ужасно классный, да) Лично меня ещё совершенно восхищает его способность интегрировать нас в это медленное чтение. Т.е. у того же ДВ, мы читаем, лажаем, он поправляет и комментирует, если есть, что комментировать. ВВЗ так не делает почти никогда. Он всегда скажет что-то формата: "Ага, вот посмотрите в аппарат и объясните, как так получилось"/"Объясните, почему здесь это слово, а не другое"/"Да, это хорошо, но я бы отнёс это наречие к другому слову. К какому, идеи?" Это ну очень круто! Очень будит и заставляет мозги работать. Я даже временами перестаю нервничать. он по большей части мягок и тактичен (хотя и очень, ну очень требователен), все время убеждает нас не бояться и участвовать в диалоге; в принципе очень хорошо "чувствует" аудиторию, хотя в начале, на лекциях по культуре, так абсолютно не казалось

Есть ЕВ, она любит объяснять про "слова с очень широким спектром значений" (типа ἀρετή, которое стандартно переводят как "благородство", но вернее сказать, что это лучшее проявление качеств, т.е. у коня это скорее скорость, у человека — доблесть, у бога — бессмертие и способность творить чудеса) и делает это восхитительно, очень любит синтаксис, с большой охотой спрашивает всё те же формы глаголы и какие-нибудь супплетивные степени сравнения. я пишу у неё курсач и она присылает мне километровые обстоятельные письма. Ну и с легкостью подкидывает мне научную литературу на немецком и французском.

Ооо, есть Позднев, он же МихМих, мы с ним не читаем авторов (thanks god), у нас с ним введение в классическую филологию (≈ история КФ), но он, кажется, может вообще всё. Хотя в основном, вроде, занимается "Поэтикой" Аристотеля и разнообразной текстологией. Очень страшный человек, бросающийся фразами типа "Прочтите эту книгу, там простой итальянский", "Давайте быстренько почитаем Горация", "Современно русского романа не существует" Местами пугающий сноб, но судя по тому, что я видела на прошлогодней конференции, очень искренне passionate по поводу науки

Во всём этом — когда латынь с разными преподавателями превращается едва ли не в разные языки, а с греческим это ощущение ещё сильнее, потому мы читаем на разных диалектах — есть прекраснейшая гармония и это ещё одна вещь, за которую я страшно люблю своё образование.

Btw, если вы когда-нибудь учили латыни и вас тоже бесил Dativus auctoris, который употребляется только при аналитических формах (esse + причастие) и никто не объясняет почему, ВВЗ вот объяснил: эта функция развилась из Dat. possesivus
Hostes nobis victi sunt = не столько "Враги побеждены нами", сколько "У нас есть побежденные враги"
NB Если такой аукторис при синтетической форме глагола — это довольно сильный поэтизм (привет, Овидий)

@музыка: БГ - Дело за мной

@темы: по-культурному (с), латынь из моды вышла ныне, Ох, уж эти мне эллины! Этот язык!

01:31 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Из нашего четвертого курса, с которым мы очень бодро общались весь год, когда они приходили к нам на греческий, в магистратуру поступил один человек из семи. Плюс одна девушка из выпуска 2016, этот год работавшая в 610. Мест в магистратуре было семь (три программы: классическая филология, история идей в античном мире, античная литература и западноевропейская классика). Я понимаю, что никто не был обязан их брать в магистратуру, понимаю, что были честные письменные экзамены, которые они не очень хорошо сдали. Но что-то мне подсказывает, что роль сыграло и то, что, как сказала П. "нас всё равно на кафедре считали тупыми". Страшно и грустно. Вот однажды утром ты просыпаешься — и тебя на кафедре считают тупым :) И не берут тебя ни в магистратуру, ни в 610 работать.

Чтобы было чуть менее грустно, хочу в этом посте пособирать разные магистратуры, в которые я потенциально могла бы податься (хотя до этого ещё жить и жить)

@музыка: Glee Cast - Girls just wanna have fun

@темы: планы и надежды

00:00 

Who you really are, it doesn't matter (c)

tempora noctis eunt: excute poste seram
Кажется, это становится традицией
Второе или третье лето подряд меня посещает очень сильный загон, что я сделала неправильный выбор. Ну го загоняться...
Я не могла выбрать нефилологию, если быть честной. С двенадцати лет я думала только о том, что стану филологом. Тому много причин. Примерно тогда я стало очень много читать и любить Пушкина. Любовь к Пушкину и Ко — это вообще отдельная тема :) Они были для меня фандомом, лучшими друзьями, старшими братьями — в общем, неплохой такой формой эскапизма. Плюс к тому, за пару лет до этого очень важной книжкой для меня была Энн из Зеленых Крыш. Нет, филологом Энн не была, но была бакалавром гуманитарных наук, что бы это не значило в те времена, и книги очень любила. Благодаря маааааленькому упоминанию в тех же книгах записок Пиквикского клуба (что-то вроде: "Все экзамены были сданы, и она могла позволить себе такое удовольствие, как почитать Диккенса"), я их прочла и это было начало большой любви к Диккенсу (мне было 12, по ходу чтения я делала ситаксический разбор длинных предложений и это приводило меня в какой-то нечеловеческий восторг). В общем, по-хорошему у меня не было других вариантов. После того, как я оказалась в гуманитарных классах, всё стало как-то совсем очевидно. Да, где-то на фоне мне была интересна биология и я подумывала про психфак, но это даже звучало как-то смешно. Крч, все дороги вели в Рим. Ну, или в Афины
Помимо всего этого, мне кажется очень важным то чувство, которое я испытывала, когда приходила на филфак на олимпиады в 9-11 классах: какого-то чистого и светлого восторга, счастья и тепла. Оно было очень... правильным. При этом я всегда оговаривалась, что это ничегошеньки не значит, кто угодно будет в восторге от вида Исаакия из окна, но потом меня вытянула из ужасной эмоциональной ямы и неспособности встать с кровати мысль, что мне туда нужно. Наверное, я испытываю это чувство до сих пор — не всегда и не такое яркое, но часто и неугасающе. К нему добавилось другое тепло, то, которое ассоциируется с ТБ и ее вечной какой-то макгонагалловской смесью строгости и нежности и ДВ с его обеспокенными звонками, дурацкими шутками и трепетными имейлами. Это тепло feels like home — не так, как в школе, где нет примеси моей вечной неуверенности в себе и страха, но уже like home. Я удивлялась в октябре и ноябре, когда каждый день приходила на учебу, которая уже должна была стать рутиной, непроходящему и стойкому ощущению чуда. Да, я могу быть невыспавшаяся, уставшая, задолбанная, голодная, с больной головой, а в первом семестре еще и вечно одинокая, но где-то внутри меня это ни на секунду не превращалось в "серую рутину". Не знаю, почему так. Но захватывает дух, когда захожу на кафедру, когда прохожу по дворику и пытаюсь найти в 191 такое место, чтобы было слышно преподавателя, но меня при этом не очень видно:) Мне кажется это очень важным.
Выходит, что я сомневаюсь (все-таки!) по поводу классики, но если раньше я сомневалась, будет ли мне интересно, то теперь я сомневаюсь, что потяну, что я enough. Мне скручивает живот, когда я думаю о курсовой (хотя тему Желтова мне разрешила взять мою и вообще все норм), о немецком в следующем году (у двух моих одногруппниц B2, третья носитель), о истории Рима (которую боюсь пропустить мимо ушей, как историю Греции) и много всего другого. И я хочу сказать себе, что главное не то, получится или нет, как я сдаю сессии, как перевожу Цезаря и Непота, и — самое, наверное, страшное — где и кем я окажусь в итоге, потому что, как показала практика, всё будет так, как должно быть. Где-то в "Записях и выписках" Гаспарова я прочитала, что если у человека есть глубокое внутреннее предназначение, ему его не избежать (в качестве примера был приведен его одногруппник-классик, который позже стал пушкинистом). Так вот, я, конечно, не очень верю, что у меня есть какое-то там глубокое внутреннее предназначение, но я всё-таки верю, что учиться можно на кого угодно, но прийти в итоге к совершенно другому. И в качесте "учиться чему-нибудь" классика вполне ничего. Поэтому главное во всей этой истории — наслаждаться чудом.

@музыка: Johannes Strate - Wo ist mein Zuhause wenn nicht hier

@темы: magic moments, планы и надежды, по-культурному (с)

03:24 

Внезапности

tempora noctis eunt: excute poste seram
Я очень люблю йогу. Но вот последние полгода я все реже ей занималась, потому что у меня катастрофически времени не было типа :) Но сейчас не об этом, сейчас с вами рубрика "интересные факты".
Есть самая, наверное, известная экранизация книг про Энн Ширли - с Меган Фоллоуз в главной роли. Во всяком случае первую часть, я нежно люблю. И вообще искренним и нежнейшим образом люблю Энн и все, что с ней связано (это, наверное, очень сложно по моему дневнику заметить)))
Внезапно в инстаграме канала YogaWithAdriene, по которому я и занималась, появляется картинка со списком участников какого-то йога-фестиваля. Она там появляется, потому что в списке есть сама Эдриен, это неудивительно. Но - что удивительно - в списке есть некая Шуйлер Грант (Schuyler Grant). Смотрю инсту - ну, очередная инста про йогу, таких много. Но вспоминаю, что так звали актрису, которая играла Диану в уже упомянутой выше экранизации. Немного погуглила, посравнивала фоточки и-и-и Может, это и глупость, но аааа очень люблю такие совпадения, просто уж очень далекие сферы моих интересов :)
пожалуйста, пусть это вдохновит меня на подвиг, и я снова достану коврик для йоги из шкафа

@темы: magic moments

21:14 

Привести в порядок - 2

tempora noctis eunt: excute poste seram
Пост про итоги второго семестра, лучше поздно, чем никогда х)
1) Английский, который катится куда-то в бездну пассив
Ему хорошо учат только англичан, что честно и логично. Латыни тоже далеко не всех хорошо учат)) Девочка-русист, которой я помогала сдать зачет, не знала ничего вообще.
Я даже не знаю, надо, наверное, начать не только смотреть сериальчики и ютьюб на английском, а книжки еще читать. И решать каких-нибудь English Vocabulary in use на досуге (ха-ха). Серьезно, прошлым летом, когда была вся эта запара с рейтингами и баллами, я на нервах продуктивненко прорешала половину блу мерфи, очень успокаивало.
И все-таки надо иногда ходить на пары, потому что это самая доступная разговорная практика. А еще потому что мне сдавать В2 в декабре)))

2)Списки литературы по руслиту и зарубежке
Проблема простая: я смотрю на них в начале семестра, пугаюсь, что очень много, и от страха засовываю голову в песок и весь семестр читаю что-нибудь другое:)
Идея: выписать все в табличку, с примерным количеством часов и чередовать русскую и зарубежную по какому-нибудь реальному количеству страниц в день (250-300, например, 500 уже тяжко, а 100 мало). И просто читать. Все не успеть, ясное дело, но в последние три дня лучше что-то дочитывать, а не пытаться прочесть весь список...

3) В целом — меня беспокоит мое образование. То, что касается классики, более-менее не беспокоит, наша кафедра славится тем, что тут научат кого угодно. А вот все остальное как-то проходит мимо и та же история литературы не выстраивается в систему. Но это продолжение предыдущего пункта, потому что проходит мимо исключительно по моей вине, читают нам очень хорошо.
Ок, меня беспокоит зарубежная литература, на самом деле, русскую я, стараниями АВ, знаю довольно неплохо, а история России и все такое пусть проходят мимо)
Еще очень хотелось бы старослав, но его убрали из нашего учебного плана лет десять назад и надо либо смириться, либо найти время и силы и пойти к Рождественской вольнослушателем.

4) Внезапная идея - читать учебники, если они будут, в течение семестра, а не за два дня до зачета/экзамена :gigi: Потому что а)так должно больше усваиваться; б)ну это не так много времени занимает, сириусли

Итого: не продолбать в следующем году: зарубежку (XVII-XVIII вв в первом и XIX во втором), руслит (вторая половна XIX вторая часть и XX соответственно), историю Рима, курсач (не делать все в последний момент), немецкий (это отдельная проблема, потому что одна моя одногруппницва native speaker, а у двух других ~b2, в такой ситуации мне будет либо ооооочень тяжко, либо на меня вообще забьют, так что надо летом хотя бы что-то вспомнить), английский, латынь и греческий естественно (но тут я никуда не денусь)
Я не знаю как. Но я попытаюсь учиться так, чтобы в итоге удовлетворить хотя бы себя

5) Не бояться. Я очень устала от всех своих бесконечных страхов и, как следствие, переработок (боюсь, что не получится, и начинаю делать в два раза больше нужного)

@музыка: Аквариум - Трамонтана

@темы: планы и надежды, по-культурному (с)

01:09 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Пушкин для меня, что называется, интимный, глубоко личный поэт. О чем мне всегда несколько неловко говорить в филологических кругах (хотя надо признать, что вопрос "Какой у тебя/вас любимый поэт?" всегда задают с оговоркой "прости/те за неприличный вопрос" или что-то в этом роде), потому что ну наше все же, звучит как отмазка. И мне всегда казалось, что это изменится, "когда я вырасту" и начитаю много другой поэзии. Расту, читаю, пока не меняется. Появляются любимые поэты, которые попадают в мое эмоциональое состояние и ощущение прекрасного, но так чтобы и в дождь, и в снег, и в зной — только он. За что я как-то очень по-человечески благодарна.
Поэтому, ну, с днем рождения, наше все.
Строфа из "К Овидию"

И ещё один просто горячо любимый текст

@темы: литературы много не бывает

08:38 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Доброе утро, страна.
Еду на доклады А и ДД по культуре (мы с ДА рассказывали свои в прошлый понедельник) и наш первый зачёт (на самом деле нет, первые были полтора месяца назад) по русскому языку, к которому мы неготовы настолько, насколько это возможно :gigi:, и лихорадочно повторяю виды синонимов...
Приснилось, что весь этот год был своего рода тест-драйвом, а чтоб получить полную версию, нужно снова сдать егэ
Аааа для этого мне надо снова встретиться с репетитором по английскому
Я так обрадовалась этой перспективе, что спрыгнула с моста по пути на Елизаровскую

Лучше пусть снятся парадигмы и глагольное управление

@темы: по-культурному (с), сны о чём-то большем

02:00 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Греческий артикль страшен. Он непредсказуем и обладает страшной силой субстантивировать всё на своем пути.
Субстантивация — это процесс перехода какой-либо части речи в существительное. В русском это, например, слово больной в контексте Врач пришел к больному. Т.е. определяемое слово не просто опущено, а отсутствует в нём необходимость. Более чистый пример — учительская. Под этим словом мы всегда подразумеваем некое помещение в школе, предназаначенное для учителей, о том, что это когда-то было прилагательное мы уже даже не задумываемся.
Греческий артикль субстантивирует инфинитивы :heart:
λέγω — я говорю τὸ λέγειν — говорение. Это довольно частая история. Но недавно мы встретили у Ксенофонта не то чтобы уникальную, но всё же довольно редкую вещь: субстантивированный accusativus cum infinitivo
τὸ διεσπάσθαι τὰς δυνάμεις — это несколько сложно перевести, но что-то вроде "факт того, что силы распространены [по всем землям]"
Приятное: если мы имеем составное именной сказуемое/nominativus duplex/accusativus duplex, именная часть сказуемого никогда не будет иметь артикля, подлежащее — как повезёт, но скорее да. В acc dupl, соответственно, то, что мы считаем/называем скорее будет иметь артикль, то, чем называем, — точно нет.

Есть несколько слов, которые различаются исключительно артиклями
Пример, на котором я чуть не попалась недавно: τὸ εὖρος и ὁ εὖρος. Это то, что из Шерлока, да: Эвр/Эурос — восточный ветер. Но это если мужского рода. А вот среднего это внезапно "ширина". Пока я этого не узнала было что-то вроде "восточный ветер этой реки был два плетра (ок. 200 метров)". Минуты две я на это пялилась, а потом догадалась залезть в словарь х)
Другой совершенно замечательный пример: ἡ βασίλεα — царица, τὰ βασίλεα (это pl, но в sg не встречается почти) — царский дворец.
_________

Немного юмора от Вейсмана:
"ἑκατόμβη, ἡ, гекатомба, жертва из ста быков; впрочем не всегда из ста, и не всегда из быков состоящая..."
_________

Есть несколько глаголов, обозначающих, скажем так, добавочное действие. Интересно то, что они употребляются не как причастие презенса при глаголе (что было бы ожидаемо), а именно как сказуемое, а то, что по сути есть основное действие, как раз оказывается причастием
λανθάνω — быть скрытым. ἔλαθον ἐλθων уйти тайно
не могу ещё не сказать про этот глагол, что у него есть так называемый назальный инфикс презенса, поэтому в презенсе корень λανθαν-, а в аористе -λαθ-. Куда девается второе ν я не знаю, но это второй аорист (образованный от другой основы), с ним часто бывает, что не все можно объяснить...
Такие инфиксы есть и в латыни: tango - tetigi - tactum - tangere
rumpo, rūpi, ruptum, rumpere
То, каким он будет (n/m), зависит от соседних согласных

Немного кривой пример из всё того же Ксенофонта: βουλοίμην δ᾽ ἂν ἄκοντος ἀπιὼν Κύρου λαθεῖν αὐτὸν ἀπελθών·
Я бы хотел, уходя против воли Кира, уйти незамеченным

@темы: Ох, уж эти мне эллины! Этот язык!

02:46 

Самотерапевтическое

tempora noctis eunt: excute poste seram
Меня душит мой перфекционизм
С одной стороны я как будто потеряла способность делать что-то неидеально (это вообще как?), т.е. либо делаю на максимум, либо не делаю, что для предметов типа английского фатально. А с другой очень многое даже страшно начинать делать, потому что сделать идеально не смогу.
Последний раз так было в девятом классе перед Всеросом, по-моему. Во всяком случае, это чувство кажется полузабытым.
И страх меня действительно сковывает. Я очень много в этом семестре долбила латынь и дргр (внезапно), потому что а) мне правда интересно и круто б) хотела быть на уровне с ДА и ДД, хотела результата и в) — что в каком-то смысле ужасно — хотела доказать, что я достойна здесь быть (сама ужасаюсь, когда это вербализую). И вот с языками у меня все сейчас нормально) Есть пара хвостов по Ксенофонту, когда я просто проспала чтение (а мы сдаем все, что пропустили), но в остальном все нормально. По греческому будет зачет с контрольной, которой ТБ, по её словам, пугает магистрантов, но она же все равно хоть на десять минут, но выйдет из аудитории и что-нибудь совсем ужасное я успею посмотреть в Штеле/конспекте. По латыни будет экзамен с читаным и нечитаным Цезарем, который они будут принимать втроем, что, конечно, очень страшно, но паники у меня не вызывает
Панику вызывает всё остальное. Потому что я так закопалась в языки, что забыла/забила на всё остальное. На языкоз начала ходить только на этой неделе, на английский ещё и не начинала, историю Греции не знаю от слова совсем и — что вызывает у меня настоящую панику — у меня ещё практически ничего не прочитано по литературам. Ни Бокаччо, ни Сервантес, ни Данте, ни Достоевский (кроме ПиНа в 10 классе, но с ним надо что-то сделать, потому что я ничего не помню, но перечитывать вообще не хочу), ни Тургенев (ок, он прочитан в 10 классе, но через одно место), ни Гончаров (кроме Обломова в 8 классе) и т.д.
И я понимаю, что вместо того, чтобы ныть здесь, неплохо бы пойти что-нибудь делать. Но мне настолько страшно, что я не знаю, как через это переступить.
Поэтому хочу попытаться себя вывести из этого ужаса
Итак
Мой главный страх, на самом деле, в том, что я разочарую своих преподавателей. Своих = кафедральных. С языками этого, полагаю, не должно случиться. С культурой древней Греции и Рима, которую у нас читает ВВЗ, ну вот прямо скажем может, потому что я всё ещё не начала писать этот чертов доклад. Сдать текст надо 08/05 *нервный смех* Ничо не могу с собой поделать, очень страшно начинать. Я открываю файл с книжкой, главу из которой мне нужно для него прочитать, и у меня ПАНИКА. Страшно, что не смогу сделать достаточно хорошо, как обычно. Но когда меня этот страх мотивировал начинать заранее, ха.
И ещё пугает, что они могут узнать, что я прилично учусь только по кафедральным предметам:( И не обрадуются, потому что классики же должны быть образцовыми студентами...

Ну и второй большой страх, что меня отчислят)))))
Это очень абсурдно звучит. Но я не могу отделаться от этой мысли, она меня грызет и разъедает.

Мне кажется, всё это в целом началось с той фразы ВВЗ, которую передала нам ДА ещё в сентябре, что 5 человек — это очень много, никому не нужно столько классиков. Это, конечно, правда — классиков столько не нужно, но говорить такое первакам — жестоко.
Тем не менее, в первом семестре я была адекватная, а сейчас очень... anxious.
Я пытаюсь найти и поймать ту точку, в которой я стала не просто много учиться, а болезненно скурпулезно учиться и бояться ошибок.
ДА вот шутит, что меня укусил ДВ. И есть в этом доля правды. Потому что я, конечно, участвую в коллективном нытье на него, но всё-таки мне у него очень часто интересно и во всей его несколько болезненной скрупулезности я чувствую что-то родное) Хотя он, конечно, круче меня. Недавно, чтобы мотивировать нас ходить на языкоз, он сказал, что до сих пор хранит конспекты с первoго курса (а окончил специалитет он лет 20 назад...) и они ему помогли при написании диссертации. Что он, имхо, преувеличивает: помогло ему то, как его на кафедре научили этим всем пользоваться, а не то, как Грехова в 9 утра занудным голосом диктовала разницу между историческим и фонетическим чередованиями. Может, не очень хороший пример, но фонетический треугольник я выучила стараниями Маши Горшковой и одной школьной преподавательницы (которая была невероятно крута, но ушла от нас через полгода), а осознала только благодаря ТБ...
Возможно, вот прямо точкой х, после которой становилось всё хуже и хуже, я начала забывать спать и есть, был тот раз, когда ДВ был сильно не в духе и наезжал даже на меня и даже из-за того, что я неправильно ставила ударения. И на следующий день я напугала ТБ. В общем, я испугалась, что мне надо срочно бежать и доказывать, что "и я чего-нибудь да стою". Хотя всё к этому и шло с начала семестра, но переломным, наверное, был этот момент. Очень похоже на правду.
Я правда очень хочу остаться здесь, потому что, вопреки всем этим загоном, чувствую себя на месте. И, пожалуйста, пусть это чувство победит страх.

@музыка: Glee Cast – Don't Stop Believin'

@настроение: пить вино и обнимать котика

@темы: поток сознания, по-культурному (с), нытьё моё

02:57 

Δαρείου καὶ Παρυσάτιδος γίγνονται παῖδες δύο...

tempora noctis eunt: excute poste seram
Δαρείου καὶ Παρυσάτιδος γίγνονται παῖδες δύο, πρεσβύτερος μὲν Ἀρταξέρξης, νεώτερος δὲ Κῦρος...
Есть у Дария и Парисатиды двое детей: старший Артаксеркс, младший же Кир...

Сегодня, в субботу восьмого апреля, в 09:25 утра (должно было в 09:00, но все опоздали) у нас началась новая жизнь: мы начали читать Ксенофонта, отправились в путь (языковая игра от ТБ, потому что читаем мы "Анабасис Кира", т.е. "поход вглубь страны" или "восхождение") Это действительно историческое событие! Главным образом для меня, потому что ДА и ДД, две мои одногруппницы-тёзки, обе закончили 610 и того же самого Ксенофонта читали классе в восьмом а А и Н не было. И они стебали меня полпары, потому что у нас у всех закончился подготовленный текст и я боялась переводить без словаря вот прямо с листа. Хотя знала, что они или ТБ мне помогут, конечно. Ну не могу я пока вот прямо смотреть на предложение и сразу видеть его грамматическую структуру, мне надо посидеть и потупить... Поэтому немного страшно. Но какая же прекрасная была пара! И нам обещали в четверг одну из пар отдать под синтаксис падежей. Это лучшее, что могло случиться, потому что ТБ как никто другой умеет их объяснять.
Ещё немного про одногруппниц: ДА с нами с сентября, ДД с этого семестра. Они прекрасны и нам очень кайфово вместе учиться. Благодаря им мы так бысто закончили базовую греческую грамматику (латинскую мы не особо быстро закончили, ДВ не умеет быстро). Хотя, как нам уже не раз говорили, всю греческую грамматику невозможно выучить за человеческую жизнь. Слишком долгая история развития, слишком много диалектов и пр. Латынь в этом плане проще.
Кусок из интервью московского филолога-классика Н. Гринцера на Арзамасе
По моим личным ощущениям: латынь требует дисциплины и организованности ума, греческий — того же + сильного чувства языка, понимания культуры и знания особенностей автора. И готовности к неожиданностям :gigi:
ДА и ДД делают нашу учёбу сильно сложнее, притом, что классика и так как бы не самая простая филологическая специальность. Т.е. с ними мы сегодня прочли за пару две страницы Ксенофонта. Если бы были мы вдвоем с А, дай бог прочли бы одну. И меня это с одной стороны очень мотивирует? вдохновляет? учиться больше. Но иногда вгоняет в тоску, потому что кажется, что я просто в какой-то момент не выдержу этой нагрузки и сломаюсь. Н вот сломался и, кажется, уйдёт от нас. Или что никогда не смогу их догнать (вот это глупо, конечно, потому что в 610 проходят меньше, чем на у нас что логично, но просто дольше). Хотя когда я вижу по реакциям ТБ, что она не во всём, но во многом ожидает от меня того же уровня, что от них, а ДВ даёт мне читать столько же текста, сколько им, когда А и Н в два раза меньше, это не может меня не ээээ encourage (Шишков, прости: Не знаю, как перевести (с)). Потому что значит, что получается и что я, кажется, делаю достаточно. Но бывает, что я чего-то не помню, потому что очень большие объемы, или не знаю, потому что нам забыли рассказать (ДВ так может), и тогда я чувствую себя... плохо, скажем так.
И не равняться на них я тоже не могу, потому что мы КФ, наша жизнь пропитана здоровым агональным духом.
Мне правда сложно. Но я люблю за это классику. За то, что она сложнее, чем я могу себе позволить)), за то, что ежедневно, еженедельно ощущаю, что делаю, кажется, в полтора-два раза больше, чем могу. Это приносит мне огромное внутреннее удовлетворение, хотя я всё равно ничего не успеваю, на самом деле. Совсем-совсем не успеваю ничего читать, а у меня Достоевский, Гончаров, Боккаччо, Сервантес и т.д. в списках. Да, я иногда рыдаю по ночам, потому что какого черта в этом предложении ἄν и praesens indicativi?? Иногда оказывается, что это опечатка (я абсолютный рекордсмен по нахождению опечаток в "жёлтом кошмаре", потому что моя дотошность последние месяцы растет и расцветает), иногда — что я просто чего-то не знаю и не могу знать, иногда — что я жёстко тупанула и/или неправильно определила форму, иногда (мой любимый вариант) — что это особенность данного автора, а иногда — что я просто не могу сложить слова в смысл, потому что мне не хватает опыта, контекста, чувства языка и т.д.
цитата из Кармартена

На следующей неделе на латыни мы начинаем Цезаря. Gaudeamus igitur!

@музыка: Cyndi Lauper – Girls just wanna have fun

@темы: по-культурному (с), Ох, уж эти мне эллины! Этот язык!

23:08 

Про магию

tempora noctis eunt: excute poste seram
В четверг я шла после греческого очень счастливая, потому что наконец-то почти поняла разницу между сигматическим и корневым аористом от глагола ἵστημι (сигматический — переходный, корневой — нет, это очень просто, пока у него не появляются приставки и всякие кривые значения). И почему-то я пошла не в метро, как обычно, а решила пройти через Дворцовую, немного прогуляться по Мойке и где-нибудь свернуть на Невский. Только почему-то я пропустила все нужные мне повороты и оказалась у Летнего сада. Меньше чем в десяти минутах ходьбы оттуда учится моя подруга С., с которой мы последнее время совсем не успеваем видеться и очень скучаем друг по другу. Я не знаю, чем я руководствовалась, в этом не было никакого рационального зерна и это было мне совсем не по пути. Но я пошла к Академии, где она, собственно, учится. Подхожу. Стою ну секунд десять, не очень зная, что я здесь делаю. Из здания выходит однокурсница С. Я начинаю удивляться. Ещё десять секунду. В двадцати метрах от меня открывается дверь и оттуда выходят С. с её молодым человеком. Занавес.
Я не знаю, как это работает.

@музыка: Сплин - Новые люди

@темы: magic moments, Ох, уж эти мне эллины! Этот язык!

23:38 

ὦ ἄνδρες Ἀθηναῖοι

tempora noctis eunt: excute poste seram
У генетива, помимо прочих, есть две функции: субъектная и объектная. Научиться их различать традиционно несколько трудно. Классический учебник по латыни Боровского и Болдырева (и не только он, насколько я знаю) объясняет разницу словосочетанием "страх врагов". Когда имеется ввиду, что врагов боятся — это Genetivus objectivus (враг здесь прямое дополнение, объект), а когда боятся сами враги — Genetivus subjectivus (т.е. они являются субъектами действия). И это непонятно (во всяком случае мне и моим одногруппникам). ДВ (латинист) бодро пытался нам это объяснить на том же словосочетании) Мы покивали и вновь нифига не поняли. И вот у нас мимоходом спросили на греческом, знаем ли мы разницу, ведь ДВ нам наверняка её объяснял... Тут мы, несколько смутившись, признались, что как-то не сложилось. И ТБ объяснила на примере, который я искренне считаю гениальным, потому что после него все встало на свои места и даже чертов страх врагов стал понятным.
Перевод Гомера — G. objectivus (перевели кого?что? Гомера)
Перевод Гнедича — G. subjectivus (перевел кто? Гнедич)
Перевод Пастернака — нужен контекст

Эпитет — это ἐπί-θε-τον, отглагольное прилагательное от глагола ἐπί-τίθημι "налагать, прилагать", т.е. буквально прилагаемое, прилагательное. Моя жизнь стала немного яснее благодаря этому знанию. я знаю, что об этом даже в википедии написано, но я только в прошлый четверг узанал, что поделаешь Всегда раздражало, что для метафоры, просто выраженной прилагательным, нужно какое-то другое слово. А оно, как выяснилось, достаточно естественно

Μείζω ἂν τιθείης συμφοράν, εἰ φέρεις αὐτὴν χαλεπῶς
Дословно (почти): пожалуй, делаешь несчастье труднее, если переносишь его тяжело.
Это здесь не потому, что это очень глубоко)) Просто очень греческая мысль. Хороший пример: Сократ, который, выпив яд, попросил принести жертву богу выздоровления. Никто не навредит, пока сам не скажешь, что тебе навредили.

И немного о контекстах. Недавно нам в предложениях на греческом попались разбойники (по-гречески κάκουργος, из прилагательного κακός "плохой" и cуществительного τὸ ἒργον "дело"), речь зашла о Прокрусте и нас ожидаемо спросили, какой фразеологизм с ним связан. Я не знаю, сколько я (не)спала в ночь перед этим, но, пока люди тупили, я сказанула "прокрустовы сани" с некоторым ощущением, что что-то тут не так. Самым прекрасным в этот момент было то, что ТБ узнала цитату и, смеясь, процитировала дальше: Но однажды взорвётся картонный Парнас. Тут до меня дошло, что я немного переслушала Зимовье :)

P.S. тэг для древнегреческих штук изначально задумывался как ὦ ἄνδρες Ἀθηναῖοι "о мужи-афиняне", но дайри отображает его как набор чисел, увы. Поэтому будет цитата из Щербакова ("зато весьма натасканы в лингвистике" тоже его, но что поделаешь)

@музыка: Зимовье Зверей - Одиссей и Навсикая

@темы: латынь из моды вышла ныне, Ох, уж эти мне эллины! Этот язык!

20:57 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Не первый раз замечаю (но первый раз пытаюсь записать), что, очень туманно выражаясь, счастье — это выбор.
Дисклеймер: это абсолютно не работало и только вредило, когда у меня было нечто вроде депрессии, поэтому я никому и никогда это не советую, не навязываю и пр. Сейчас просто захотелось сформулировать.
Когда я чувствую себя на дне днищенского дна, хочу ныть в твиттер, рыдать и пересматривать Доктора Хауса, нужно собрать остатки сил в кучку и сделать что-нибудь, что ещё на прошлой неделе доставляло. Латынь, например)
В понедельник вечером я начала заболевать, пришла домой после риторики, легла и проснулась через 16 часов) На тот момент я уже примерно полторы недели чувствовала себя так себе: все время рыдала, проспала пары в сб и пр.
Во второй половине дня я выпила терафлю, ещё поспала и отскребла себя от кровати, чтобы сделать латынь. Сделала немного, снова захотела сдохнуть и легла спать с целью доделать утром.
Утро. Просыпаюсь. Понимаю, что не еду никуда, кроме латыни, которая в два. С трудом перевожу остатки Горация и заставляю себя выползти из дома. Мне реально плохо. Боюсь упасть в обморок в метроъ
На Кйере меня откровенно плющит.
Я пересиливаю себя, выпиваю глоток имбиря и иду слушать доклады.
Ко второму докладу я понимаю, что мне не то чтобы хорошо, но по крайней мере нормально
Когда я иду в 8 вечера по Дворцовому мосту, это уже можно назвать прекрасно
Полночи я делаю латынь и греческий. С утра страшно не хочетя на латынь, потому что в голове все ещё бьется Кейеровское "ut objectivum при verba studii et voluntatis, так же известные как финально-объективные". Но я пересиливаю себя и еду. На Кейере мне мерзко, но ТБ прекрасна и я хорошо пишу контрольную
Шесть докладов вечером, из которых два (даже, наверное, три) я понимаю от начала и до конца, пребывая от этого в полнейшем шоке.
Ко мне возвращается смысл.

@темы: поток сознания, по-культурному (с)

02:54 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Это постскриптум к прошлому посту)
В лучших традициях моей кафедры: меня никто не просил, а я прокомментирую
Кварум - это quarum, т.е.genetivus pluralis fem от местоимения qui, quae, quod (кто, который), т.е. которых женского рода. Это такая филфаковская шуточка
Википедия вот сообщает, что кворум (то же самое мужского рода) - это quorum praesentia sufficit, т.е. которых присутствия достаточно (в нашем случае - для того, чтобы начать пару). Но т.к. население филфака преимущественно женского пола, тут это именуется кварум
У нас есть молодой человек в группе, поэтому мы обычно кворум, но, когда его нет, мы шутим про то, что "кварум есть, а
кворум как-то не случился"
Такая вот наша филфаковская жизнь :)

@темы: латынь из моды вышла ныне, по-культурному (с)

02:50 

Доброе утро, carissimae (c)

tempora noctis eunt: excute poste seram
Какой-то варвар поставил нам древнегреческий в субботу первой парой (в 9 утра, то есть). Парадоксально, но на неё ещё ни разу не опоздала ТБ, которую мы обычно ждём минут 20, даже если пара начинается в 12:40.
Итак. Суббота. 07:25
Я с диким трудом отдираю себя от кровати с утра, потому что вчера тоже был дргр, и дз я делала до часу ночи, чуть ли не рыдая из-за перфекта и основ на плавные. Я сплю под душем и ругаюсь с отцом перед выходом из дома. .Безнадежно опаздываю. Но когда автобус (а по субботам я имею счастливую возможность ездить на автобусе) останавливается на Невском и я выхожу, чтобы пересесть на другой, идущий до филфака, во мне понемногу возрождается жизнь. Уже почти совсем светло, опаздываю я не безнадежно, а минут на 5 и еду не на какую-нибудь гадость типа истории России, а на древнегреческий, прекраснее которого я не знаю ничего в этом мире. И даже пара у меня не в холодном Полигоне или на адски неудобном Олимпе, а на прекрасной светлой кафедре.
Я приезжаю, понимаю, что ТБ, видимо, курит во дворе, пока не придет хоть какой-никакой кварум. Я спрашиваю у Даши, как читать строчку из Еврипида, которая попалась в упражнении, и она рассказывает мне про разрешения и с ее помощью у меня получается прочесть (а я очень плоха в этом).
Это, наверное, самая прекрасная пара за всю неделю. Никто даже не пытается заниматься новой грамматикой в субботу утром (в новой грамматике нет ничего плохого, разумеется, но это таки не лучшее время для её освоения), поэтому мы в каком-то полумедитативном состоянии читаем и переводим с листа. Два месяца назад я приходила в ужас от перспективы читать с листа :) Сейчас не то чтобы у меня это прекрасно получалось, но оно стало приносить удовольствие, а не вызывать нервный тик)
ТБ комментирует, травит кулстори про античных чуваков и очень просит нас запомнить, что убегают от аккузатива, а осуждают генетив на аккузатив. Где-то в середине её прорывает на небольшое количество исторической грамматики и она рассказывает, что медиальное φύομαι (рождаться) древнее активного φύω (рождать, о мужчине), которое возникло как каузатив, и поэтому аорист от φύομαι — ἔφυν, т.е. атематический, более древний, а от φύω — ἔφυσα, т.е. сигматический. Такая же логика в δύομαι (тонуть) и δύω (топить)
Мы с Дашей (так уж вышло, что первую половину пары нас было двое) слушаем, и это вызывает у нас восторг в глазах.
Греческий заканчивается и мы идем на чудеснейшую в этом семестре зарубежку с доцентом Светлаковой (которую в нашей группе ценим, правда, только мы с Дашей) и слушаем-слушаем-слушаем про кельтские эпосы. Я слышу слово "кеннинг" и не могу отделаться от ощущения Кармартена.
Я непростительно счастлива

@темы: по-культурному (с), Ох, уж эти мне эллины! Этот язык!, magic moments

Завтра будет новый день, в котором пока нет никаких ошибок

главная